Апрель 2012

«Каждый правый имеет право. На то, что слева и то, что справа».

розы

Решительно нет всем скажу.
Это как же на самом деле может так быть?
Не может только один лишь человек все обо всем знать. Мне кажется так. Нет однозначно в мире всезнаек, ну пусть кто-то желает доказать всем обратное, мы мешать не будем. Но почему-то многие преподносят описание своим мыслям и идеям именно вот такое, все обо всем. Прочитать остальную часть записи »

Кака любовь?

спящая красавица

Как любовь? Да така любовь!
В какую сторону из сторон света мы катимся?
Мой сосед именно по-своему желанию обстроил свой дом частоколом! Смотреть страшно! Отесанные сверху бревнышки. Представьте по периметру. Даже на рубеже моего и мужчины этого участка у него остроконечноесть. Теперь выходит, я с нашей с ним участковой границы обезопасен двойным забором. Сначала наш дощатый, и затем соседова страхолюдность. С этим оградами, можно от осады кочевников обороняться. Не пройдут! Прочитать остальную часть записи »

Село Шершни.

дети

По слухам, там восстало все население — от Киева до Чернигова. Везде хозяйничают партизаны.
Людская молва, что морская волна: несет и хорошее и плохое. А теперь она поднимает народный дух. Гаврилюк прямо-таки заболел Черниговщиной: восстание и по его данным — совершившийся факт. Вот где неисчислимые людские ресурсы для пополнения наших отрядов! А донцов и кубанцев, изрубивших «в капусту» гитлеровцев при Янове, использовать бы в нашем деле на главных коммуникациях: на Брест-Литовском шоссе у Киева, на степных транспортных узлах Знаменки и Казатина. Пусть искупают свою вину в жестоких боях. Прочитать остальную часть записи »

Мысли шли одна за другой.

ракетная установка

Дни без остатка берет работа. Да и ночами, когда прохладный сон без видений овевал спокойную голову Арефьева, все же где-то в дремлющем мозгу шла приглушенная работа, и по утрам, открывая глаза, сразу ощущал он в себе отчетливый план и приказ на целый день.
Но вот из классов вынесены запыленные парты, вымыт пол и поставлены в чинном воинском порядке койки и столики. Веселые печники вмазали котлы в заброшенной кухне, а в одноэтажном домике во дворе, где раньше жил директор гимназии, разбил Арефьев канцелярию курсов, поселил . там штат и поселился сам.
И сейчас, на пятое утро, Арефьев, пробужденный рокотом барабана, бившего утреннюю зорю, встал не сразу. Он лежал в свежем белье, без следов сна на лице, заложив руки за голову. Мысли шли одна за другой, и он неосознанно улыбался им.
Сегодня впервые Арефьев почувствовал, что курсы уже существуют. Курсанты, съехавшиеся со всего округа; кирпичное здание гимназии; койки; изрезанные парты; начканц Лакрицын, краснорожий проныра, сутулые писаря; начхоз, на любой случай подозрительно кривящий желто-розовое лицо; походная кухня и повар-мадьяр, бывший пленный, обжившийся в России каптерка, в которой завелся рыжий каптенармус Миндлов со своими книгами и программами начстрой, звонкий голос которого сейчас доносится со двора,— все это сшито и пригнано одно к другому могучей волей и крепкой рукой Арефьева, и все это называется: окружные шестимесячные курсы политсостава Красной Армии.

Про пальто.

вышивка

Сразу видно — пальто всем понравилось: и цветом, и материей, и отделкой.
— Какое модное! Карманчики, застежки, поясок…— не нахвалится счастливая покупательница.
— Импорт — он всегда заметен,— с видом знатока сообщает любопытная молодуха.— Наши на заграницу сделают — тоже глаз не оторвешь. А для своих, мол, всякое сойдет.
— Посмотри-ка, чье оно? Финское? — просят из толпы.
Хозяйка находит этикетку, вслух читает: «Полесское швейное объединение «Заря». Прочитать остальную часть записи »