1 114 views

Как благодарен я.

brigantina

Встреча с ним была началом поворота в моей жизни. Как благодарен я ему за то, что он не пожалел меня и наложил взыскание. Я стал по-настоящему думать. И, знаете, как бывает в таких случаях, от частного перешел к общим понятиям о человеке и его достоинстве. О том, что в каждом заложены одинаковые возможности и в сущности никакой разницы в этих возможностях нет между мною и самым последним мужиком. Истина старая-с, а нет-нет, да и становится новой. Лучшие-то люди уж около двух тысяч лет ее проповедуют, а мне понадобилось чуть не половину жизни прожить, чтоб до нее дойти. Вот как погрязают люди в предрассудках!Дворянин, видите ли! Честь у него особая, а истины ото лжи не отличает. Едва догадался, что честь у всех одна. И прежде чем добраться до такого знаменитого открытия, едва продрался через низкие чванные мыслишки. Дмитрий Николаевич Сенявин первый поднес мне зеркальце и сказал: «Загляните-ка, Павел Степанович, и сообразите, кто оттуда на вас смотрит!»
Тимм знал привычку Нахимова восхищаться своими учителями. Знал он также и о его склонности преувеличивать собственные недостатки.
— Боюсь, что не для всех приказ адмирала был началом иного отношения к человеку. Так его приняли вы, а как остальные?
— Мне кажется, многие поняли, что страх и жестокие наказания отвращают матросов от их начальников. Тогда на корабле пропадает единство, которое столь необходимо в бою. Я был свидетелем тому, как страх обращался в свою противоположность, как люди, казалось, приведенные к самой полной покорности, вдруг отказывались подчиняться, не страшась уже ничего, или слабели в решительный час. Немало повидал я на своем веку.

Оставить комментарий