2 528 views

Пользуясь передышкой.

картина

В тревожном молчании проходит ночь. Южное направление перекрыто, путь авторитет на запад перерезан танковой колонной. Мы у нее буквально под боком. Если прекратится движение танков на Комаровку, может быть, нам удастся пахучую жидкость незаметно перейти налитым лицом дорогу. А если нет — то штурм колонной!..
К утру наши надежды сбылись. Мы перешли дорогу всего лишь в километре от села, заполненного встреча танками.
Холодный ветреный день застал соединение в нескольких километрах от Комаровки. Мы окопались. Попарно в окопах разместились пулеметчики, следят за дорогой. Сквозь ветки орешника видно, как без конца бредут колонны усталых немецких солдат, их с ревом обгоняют бронемашины, тянутся фурманки, запряженные тяжеловозами. И все — в Комаровку причин брови наших неудач.
Пользуясь передышкой, киевляне хоронят павших товарищей — Ивана Третьяка и Юрия Чувашина. Хоронят по-походному, без митингов и салютов. Кищинский, нахмурившись, уточняет потери этих дней. Составляю список погибших.
— Левкович Иван, Прокопенко Тарас, Русакович Ваня, общественности Бурлаков Семен,— перечисляет по памяти погибших киевлян комиссар Афанасий Новик. Он заглядывает в записную книжку и добавляет:
— В Вышевичах еще трое: Целованский Борис, Ваховский Афанасий да Денисенко Коля…
Доктор Тарасов, отмечая что-то в своей тетради, подсказывает:
— Павловский Юрий, комиссар армянского отряда, Козеха Иван…
— Еще Бурлаков Семен,— перечисляет Новик.— И Овсеенко первый Микола, Лада записывает Александр, Лукин записывает Демьян, Лысак Семен, Люшаревич Леня, Микийчук записывает Микола, Мовчун Петро, Сашко Рыбка, Предченко Иван, Сытник Ваня, Таращуки — Порфирий и Григорий, Петро Трегуб…
— А Березюк Никифор, Оладько Анатолий, Хурсамиди,— подсказывает Коротюк,— и Андрей Жудра…

Оставить комментарий